Возникновение психологии как научной дисциплины

Олег Гадецкий

исторический очерк

Считается, что психология зародилась в Древней Греции. Собственно сам термин «психология» имеет греческие корни. «Психея» на греческом означает «душа», а «логос» – «знание». Таким образом, термин «психология» буквально переводится как «наука о душе». Собственно греки ее так и рассматривали. При этом психология не выделялась как самостоятельная сфера, а была частью философии. Именно в таком виде мы её находим в учении различных греческих мыслителей.

Особняком стоит, пожалуй, лишь только Сократ с его знаменитой «диалектикой» – искусством ведения диалога. Сократ утверждал, что душа обладает совершенным знанием, и это знание можно проявить благодаря правильно построенной беседе. Стиль Сократа состоял в том, что он никогда не предлагал собеседнику знание в конечной форме, считая, что самое главное – привести человека к самостоятельному открытию истины. Подобный метод очень напоминает психологическую консультацию какого-нибудь последователя Карла Роджерса и с полным правом может быть отнесен к практике психологической помощи в том виде, как она существует сегодня.

Тема «души» присутствует у многих других последующих авторов. Мы найдём её у Августина Аврелия, Сенеки, Оригена, Спинозы и других. Практически каждый мыслитель так или иначе её обсуждает. Но опять же мы не можем говорить во всех этих случаях о том, что данные мыслители вносят свой вклад в разработку психологической науки, просто исходя из того, что подобной науки в их времена не существовало. Её уникальное методологическое пространство появится позднее.

Вообще в целом наука в современном понимании возникает в христианской Европе в XVI–XVII вв. Вот что об этом пишет современный исследователь В. П. Лега:

Сразу отметим, что естественнонаучная картина есть мировоззрение, присущее отнюдь не всему населению Земли, и существовало оно не всегда. Возникает это мировоззрение в тот момент, когда появляется наука в современном ее понимании – в христианской Европе в XVI–XVII вв., и ни в буддийской Азии, ни в мусульманских странах научное мировоззрение не возникает. Этому имеется множество причин. И главная среди них – та, что наука возникает как следствие применения некоторых положений христианства для понимания природы. Христианство впервые провозгласило всем людям, что у нашего мира есть один Творец и Промыслитель, что всё в мире происходит не случайно, не стихийно, не хаотично, а по Его слову. Замысел Бога о мире к тому же не является полной тайной для людей. Во-первых, мы знаем об этом из книг Священного Писания и из учения Церкви, когда Сам Бог посвящает нас в Свои замыслы о мире, а во-вторых, сам человек, будучи образом и подобием Божиим, может познавать некоторые Его законы, которые Он может открыть нашему разуму. В эпоху Возрождения в Западной Европе эти положения стали утверждениями о том, что Бог правит миром посредством своих законов, а человек может эти законы познать. Эти утверждения развивались такими мыслителями – основоположниками современного научного мировоззрения, как Галилей, Ньютон, Кеплер, Декарт и др. Таким образом, научное мировоззрение во времена своего становления противопоставляло себя не религиозному взгляду на мир, а представлениям о мире как о хаосе, наборе случайных событий, которые совершенно непостижимы для человека. Научный взгляд на мир не только не отрицал религиозный, а наоборот, он основывался на том положении, что мир существует и развивается лишь благодаря Божественному управлению [1].

Важным моментом в данной цитате является то, что научное мировоззрение в момент своего зарождения не противопоставляло себя духовному или религиозному взгляду, более того, было его органической частью. Конечно, это совсем иное понимание сути научного подхода, чем то, что существует сейчас. Но тем не менее, именно так было на первом этапе развития науки.
Далее ситуация меняется. Научное знание по мере своей разработки становится все более могущественным инструментом, чьи возможности буквально завораживают человеческий разум. В результате связь с духовными ценностями утрачивается и к концу XVIII – середине XIX в. в полной мере оформляется такой феномен как светская, или материалистическая, наука.

Развитие науки, приносившее свои позитивные плоды, приводило, однако, не столько к пониманию удивительной мудрости Божией, не к Его прославлению и величанию, сколько к другим результатам. Секуляризм и так называемое свободомыслие порождали еретические псевдохристианские построения типа деистических и пантеистических концепций, в которых отрицался либо промысел Божий, как в деизме, либо Его личное воздействие на мир, как в пантеизме. Но и в том, и в другом случае результат один – представление о законе, управляющем миром, всё более и более оматериализовывалось, отрывалось от понятия о Боге. Возникало мнение, что естественные законы есть лишь некое свойство, атрибут материи [2].

Закономерным итогом развития материалистической науки явилось то, что к концу XIX в. мы наблюдаем ситуацию, когда не только духовные, но и психические события понимаются исключительно как часть материальных явлений.

На рубеже веков психиатрия и психотерапия как самостоятельные области ещё не существовали – психическими расстройствами (нервозами и психозами) занимались философы и врачи общей практики, впрочем, как и всеми другими болезнями. Но в соответствии с духом времени вся наука того периода строилась на сугубо материалистических позициях. Самый авторитетный психиатр начала ХХ в. Эмиль Крепелин (1856–1926), который в начале своей деятельности выступал в качестве тонкого психолога, оставившего уникальные описания практически всех форм психопатологии, вдруг резко меняет свою позицию. Он постулирует, что все психические расстройства, так же как и все другие болезни, вызываются травмами, токсинами, вирусами или бактериями, которые повреждают головной мозг. А если мы не можем найти эти бактерии, то лишь из-за отсутствия более совершенных технических средств. Это авторитетное мнение определило поиск вирусов шизофрении на десятилетия, и лишь в 1980 г. такие исследования перестали финансироваться во всех странах. Точно такая же участь постигла попытки выявить анатомические или физиологические изменения в головном мозге у пациентов, страдающих психопатологией [3].

И вот именно в этот момент возникают предпосылки для формирования психологии как отдельной научной дисциплины с собственной выделенной сферой исследования и соответствующим практическим инструментарием. Австрийский невролог Зигмунд Фрейд начинает изучать психику, обнаруживая её собственные закономерности, не сводимые к внешним материальным причинам:

Фрейд быстро разочаровывается в этом подходе и методе исследования, получившем наименование объективного, и обращается к гипотезе о психодинамике, а именно – к поиску причин психопатологии не в инфекциях, не в мозговой ткани, не в физиологии мозга, а в самой психике, в нарушении самих психических процессов. В отличие от классической медицины, традиционно апеллирующей к объективно наблюдаемым симптомам (сыпи, отеку, температуре и т. д.), Фрейд обращает внимание прежде
всего на субъективные переживания личности, впервые делая их объектом научного исследования и анализа [4].

Фрейд выполнил очень важную задачу. Фактически он открыл для науки область психических явлений. Дальнейшие исследователи разовьют его подход, обнаруживая всё новые и новые психологические функции и подробно описывая их. Уотсон, Адлер, Юнг, Берн, Перлз и многие-многие другие авторы – все они сделали очень важную работу по систематизации и детальному описанию различных психологических механизмов. Однако их исследования по-прежнему относились исключительно к области материальной науки. Несмотря на то, что как сам Фрейд, так и многие последующие исследователи изучают самостоятельную область психических явлений, тем не менее их работа не выходит за рамки материальной науки. Это по-прежнему ее пространство, хотя и с выделенной сферой тонких материальных феноменов, к каковым относятся все психические явления.

Лишь с середины ХХ в. в психологии появляется тенденция, которая выходит за пределы всех принятых до этого методов. Такие исследователи как Франкл, Гроф, Хеллингер и некоторые другие начинают обращать пристальное внимание в психологической практике на феномены, не относящиеся к сфере действия материальных законов. При этом они не выступают только как учёные-теоретики. Их работа нацелена прежде всего на разработку эффективного психологического инструментария. Обратим внимание в этой связи на программную работу Станислава Грофа «За пределами мозга. Рождение, смерть и трансценденция в психотерапии» [5]. В этой книге он приводит множество данных в изучении необычных состояний сознания. Эти данные не могут быть никаким образом объяснены через механистическую науку и традиционные системы психиатрии, психологии, антропологии и медицины. Некоторые из фактов столь значительны, что указывают на необходимость радикальной ревизии всего современного научного понимания человеческой природы и даже природы реальности.

С момента публикации книги «За пределами мозга. Рождение, смерть и трансценденция в психотерапии» в 1985 г. прошло уже более 30 лет. И сегодня мы можем наблюдать, как в психологии достаточно активно изучается область духовных явлений. Существует множество школ и направлений, которые работают с этой сферой. Это и трансперсоналисты, использующие дыхательные практики, и системные расстановщики, и регрессологи, и специалисты по метафорическим картам и многие другие. Безусловно, мы не можем еще говорить, что психология в полной мере обернулась к духовной проблематике жизни человека, но интерес к этой сфере вполне очевиден.

Таким образом, оглядываясь назад, мы можем заметить, что психология в своём развитии пережила к настоящему времени следующие этапы:

1-й этап. В Древней Греции психология как наука намечает сферу своих интересов, исследуя понятие души, её связи с высшим Творцом и миром материи.

2-й этап. После усиления влияния материалистической науки в конце XIX в. потребовалось вернуть в сферу исследования психическую сферу как некую самостоятельную область человеческой личности. Эту работу выполнил Фрейд и разные последующие авторы.

3-й этап. С середины XX в. начинается возвращение в сферу исследования психологической науки духовных феноменов и ценностей. Эту работу ведут Франкл, Гроф, Хеллингер и некоторые другие исследователи. В конце XX – начале XXI в. возникают и многие другие направления, исследующие духовную сторону жизни человека.

Однако, мы не можем сегодня говорить о том, что психология выбрала духовный путь своего развития. Третий из отмеченных нами этапов лишь показывает одно из направлений. Помимо него существует и другое. Мы можем с лёгкостью заметить, как в психологической практике усиливается материалистический подход. Сегодня необычайно популярны разнообразные тренинги, позволяющие быстро добиваться желаемого результата. Манипулирование и влияние являются главной их чертой.

Две отмеченные тенденции в одинаковой степени присутствуют в современной психологии. Какая из них станет доминирующей, а какая отойдёт на второй план? Произойдёт ли возвращение психологии к концепции духовно-ориентированной науки, той науки, которая была частью духовного мировоззрения человека, осознающего что у всего сущего есть Высший Творец и что природа человека не может быть сведена к биологическим и психическим событиям, или же восторжествует материалистический подход, не слишком заинтересованный в теме самопознания, но зато эффективный и нацеленный на получение быстрых результатов? На все эти вопросы предстоит ответить прежде всего тем, кто трудится на ниве научной и профессиональной психологии. Ведь именно они оказывают непосредственное влияние на развитие психологической науки и практики.

История не существует сама по себе. Она творится людьми. Без их усилий, их веры, их подвижнического труда не существует движения вперед. Также как и откаты назад, когда динамика прогресса сменяется динамикой деградации, – за ними тоже стоит чья-то вера и активная деятельность. Противоборство этих двух сил существует всегда, но какая из них побеждает, зависит от усилий конкретных людей.

[1] Лега В.П. Проблема чуда и современное научное мировоззрение. // URL: https://azbyka.ru/problema-chuda-i-sovremennoe-nauchnoe-mirovozzrenie. (дата обращения: 21.11.2018)
[2] Там же.
[3] Психоанализ : учебник для бакалавриата и магистратуры / М. М. Решетников, С. В. Авакумов, Ю. А. Баранов [и др.] ; под ред. М. М. Решетникова. Москва, 2016. С. 17–18.
[4] Психоанализ : учебник для бакалавриата и магистратуры / М. М. Решетников, С. В. Авакумов, Ю. А. Баранов [и др.] ; под ред. М. М. Решетникова. Москва, 2016. С. 17–18.
[5] См.: Гроф С. За пределами мозга: рождение, смерть и трансценденция в психотерапии / С. Гроф.  Москва : АСТ, 2004.

Необходимость создания новой парадигмы психологической науки
Меню